Сэфэс (Ирчи)
Тормоз - тоже механизм
Название: Ты слишком хорошо понимаешь
Автор: Сэфэс (Ирчи)
Категория: джен
Персонажи: Андрогин
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, Фэнтези, Даркфик, Мифические существа
Размер: Мини
Статус: закончен
Описание: Ты слишком многое понял, когда тебе только 12 и тебя ненавидит весь мир, а ты его преступно любишь. Ты все еще слишком много понимаешь, для того, кому через пару дней станет 12. Ты понимаешь, что когда тебе 10, ты уже совсем не понимаешь этот мир.

Больная кошка. Избитая, вся в грязи, уставшая от этой жизни, и над ней свора довольно гогочущих мальчишек, упивающихся своей власть над чьей-то жизнью.
Как же противно от этого места, неба, города, дома, людей… Противно от самой такой жизни, но ты не можешь просто стоять и смотреть, как издеваются над этим существом. Тебе всегда было жалко животных, люди вызывают лишь холодную ненависть и презрение.
- Отстаньте от нее уже! – Ты все же вмешался.
Не выдержал, сорвался, прекрасно осознавая, что теперь целью этих издевательств будешь ты. Противно
Кто ты такой? Сирота, внешность которого отталкивает даже в этой проклятом всеми месте. Проклятый. Уродец. Тварь.
Как тебе только не называли, даже дома, даже мать. Ты не очень жалеешь, что ее убили, ее и отца. Это должно было случиться рано или поздно, случилось раньше, чем думал и ты не успел подготовиться.
Но ты запомнил. Запомнил, того, кто это сделал, особенно глаза. Очень красивые глаза, в тебе перемешиваются страх и восхищение к тому, кто с такой легкостью отнял чью-то жизнь. Ты завидуешь.
- О! Наш цирковой уродец, хотя тебя даже в цирк не возьмут, с такой то харей, – они загоготали, радуясь остроумию своей шутки.
Ничего нового, все те же шутки и подколки. Вначале ты бесился, а потом понял, что в этом нет смысла, они повторяют все те же слова, как сломанный кем-то механизм. Ты слишком многое понял, когда тебе только 12 и тебя ненавидит весь мир, а ты его преступно любишь.
Привычно уворачиваешься от камня – один, второй, пятый, десятый. Забава набирает оборот, а ты все никак не можешь отвести взгляда от кошки лежащей на дороге. От ее полных боли и усталости глаз. Ты думаешь, что возможно когда-нибудь ты будешь лежать также, только в твоем случае не найдется таких дураков, которые бы заступились за твое избитое и сломанное тело. Горько.
Хватка за плечо и встреча спины со стеной, больно, так что дышать невозможно, но ты молчишь. Ты понимаешь, что крики только распалят, эту свору гиен. Ты понимаешь, что на этом богом забытом пяточке земли, твоя жизнь не стоит и ломаного гроша, но ты с невероятным упрямством цепляешься за нее, пытаясь выжить. Ты все еще слишком много понимаешь, для того, кому через пару дней станет 12.
Колени взрываются болью, чья-то рука держит за волосы, заставляя поднять голову. Их больше, их всегда больше, но ты все же вмешался в их забаву. На их лицах улыбки полные торжества, у кого-то из старших мальчишек, еще и похоть. Они называют тебя уродом, но мысленно уже оттрахали во всех возможных позах. Лицемерие.
Тихий звук со стороны всеми забытой кошки, рядом с ней белый котенок. Он пищит и пытается дозваться мать. Ты слишком хорошо его понимаешь, ведь несколько лет назад ты точно так же стоял над трупом своей матери. Только ты не звал, а смотрел и не знал, что сказать. Он пищит все громче, отвлекая, мешая веселью. Один из них кинул в котенка камень, тот отлетел с писком. Тебя это задело.
- Не трогайте его, – у тебя хриплый голос, любые слова царапают гортань, но смолчать ты опять не смог.
Твои слова вызвали лишь смех, пары переглядываний и они притащили котенка и бросили рядом с твоими ногами, ты все так же на коленях. Маленький, перепачканный в пыли, но все равно видна эта белая шкурка, что так режет взгляд в этом грязном месте. Ты тоже режешь их взгляд.
- А похожи! – легкий пинок в ребра, ты морщишься, под общий гогот и не сводишь взгляда с мертвой кошки, она уже не сможет защитить своего котенка.
- Смотри тварь! – тебя ощутимо дернули за волосы, они любят быть в центре внимания, а ты предпочитаешь тень, в которой тебя никогда не спрятаться.
Кто-то из них наступает на ребра котенка и слышится треск, ему больно, он пищит громко и, наверное, зовет свою мертвую маму. А ты смотришь и не можешь отвести взгляд. Тебе больно, больно, так что, кажется, это тебе ломают ребра.
- Отпустите его! Не он же вам нужен! – Ты дергаешься, пытаешься вырваться, твой гнев вызывают у них смех, они упиваются твоей болью.
- Какие мы нежные! Похоже, наш уродец, имеет слабость к себе подобным, - твой слух уже режет этот голос, ты ненавидишь его, ты хочешь разорвать ему глотку и впиться зубами в его шею.
Ненависть. И ты слушаешь эту ненависть, эту жажду крови в своих жилах. За нее убили твоих родителей, за нее убьют и тебя, но все же в твоей голове – только отчаянный писк котенка и хруст его ребер, под чьим-то ботинком.
Ты не чувствуешь боли, не чувствуешь страха, одно лишь наслаждение. Твои когти впиваются в их тело, твои клыки рвут их шею, и ты глотаешь пьянящий тебя вкус крови, это придает тебе сил. Ты слышишь их крики и упиваешься ими, ты чуешь их страх и это самый приятный запах, что ты когда-либо знал. Привкус металла на языке, ты такая тварь.
Когда все заканчивается, ты стоишь среди трупов и кровавой бойни, скоро вас найдут, но тебе все равно. Ты смотришь на мертвого котенка, чья белая шерсть пропитана кровью. Ты отлично понимаешь, что он это ты. Подойдя, нежно прижимаешь это хрупкое тельце к своей груди, тебе больно, а он еще теплый.
Ты позволяешь своим ногам вести тебя подальше от этого места, ведь тебя будут искать. Тебя обязательно будут искать и травить, как зверя, опасным тварям не стоит гулять по улицам города. Вот только травят почему-то одного тебя, а другие твари спокойно ходят по этим улицам и обмениваются фальшивыми улыбками, они просто более хитрые твари. Маски.
Ты забираешься в какой-то подвал и сидишь там, кровь уже засохла и ты чувствуешь этот металлический запах и вкус. Ты все понимаешь, даже слишком хорошо и тебя выворачивает. Тебе противно от самого себя, ты никогда не стремился быть убийцей, но стал им, ты наслаждался этим моментом. Ты всегда терпел, сдерживая эту животную ярость в себе, давал избить или отметь себя в рот, ты терпел, а тут сорвался. Сорвался из-за какой-то бродячей кошки, которую тебе стала жалко, и ее котенка, чей труп ты все так же трепетно прижимаешь к груди.
Тебя разбирает смех, он срывается с твоих губ и разносится по помещению, тебя уже плевать, что тебя могут найти и пристрелить как бешеное животное. Вся твоя жизнь пошла в буквальном смысле коту под хвост.
- Какой вы громкий юноша,- старческий голос прерывает твой смех.
Ты ищешь его глазами, но не можешь найти, хотя твоя проклятая кровь, позволяла видеть тебе в темноте. Ты не чувствуешь его запаха, только кровь, которой ты пропитан этим вечером. Ты неосознанно крепче прижимаешь к себе котенка, стараясь защитить от неясно угрозы, и это вызывает у твоего невидимого собеседника смешок.
- По городу уже ходят слухи, что кто-то устроил кровавое побоище, убив нескольких детей, все ищут этого страшного зверя, - неслышные шаги, ты видишь отчетливо его силуэт. – А этот зверь, оказывается, прячется в подвале моего дома.
Еще несколько шагов и старик берет тебя за подбородок, всматриваясь в лицо, изучая. Его лицо скрыто капюшоном, под которым непроглядный мрак, хотя согласно всем известным тебе законам, ты уже должен был увидеть его лицо.
- Красивый мальчик. Или девочка? – Тебе не ясно хочет он пошутить или издевается, ты просто ждешь его решения. – Как тебе привкус крови на губах?
Он легко проводит пальцами по ним, чуть оттягивая и глядя на клыки. Тебе бы сопротивляться, дернутся, укусить, наорать, но ты слишком устал и слишком себя ненавидишь.
- Я не хотел их убивать. Я вообще не хочу никого убивать, - ты звучишь жалко и знаешь об этом, только крепче прижимаешь к себе котенка, как последний бастион твоей человечности.
- Но ты убил. Их было больше, они были старше, но ты убил каждого из них, - ты слышишь удовольствие в этом голосе, восхищение. – Вставай, тебе нужно привести себя в порядок. Весь город ищет мальчишку альбиноса, не думаю, что они заподозрят в чем-то мою внучку брюнетку.
Он легко поднимает тебя на ноги и идет в сторону двери, но вот только ты ничего не понимаешь.
- Я не… Я не девочка!
- Так станешь ею, - он оборачивается, и ты слышишь в его голосе недовольство. – Ты в том нежном возрасте, когда тебя легко выдать за девочку. И перестань спорить с дедом, Анри! Я же много раз тебе говорил не забираться в подвал и не приносить домой, всякую мертвую живность.
Ты окончательно ничего не понимаешь. Мир сошел с привычной для тебя орбиты, а ты все так же упрямо пытаешься найти нужное тебе место по старым координатам.
- Анри?
- Андрогин Никотин Вивьентум, перестань задавать глупые вопросы и позорить седины своего деда, тебе уже десять лет, а ведешь себя как на пять! И все еще тащишь в дом, всякую падаль, – тебя хватают за руку и куда-то ведут, по многочисленным коридорам и запомнить все эти повороты как-то не выходит. – Ладно, сделаю я тебе из него фамильяра, но слушай меня внимательно и больше не сбегай из дома, а то по улицам бродит какая-то опасная тварь и убивает детей.
Ты идешь следом за этим человеком, который уверенно ведет тебя в неизвестность и понимаешь, что нашел своего дурака, который подобрал избитого на дороге котенка и принес в свой дом. Ты понимаешь, что когда тебе 10, ты уже совсем не понимаешь этот мир.
Ты примешь его легенду, и жизнь что он тебе выдумал, на ходу. Ты примешь то имя, что он тебя дал и мертвого белого котенка, которого он превратил в химеру и сделал твоим фамильяром. Ты принимаешь его правила игры и его семью, что состоит из вас двоих – девочки и старика. Ты принимаешь кровь на своих когтях, клыках и руках и тень, в которой тебя удалось себя скрыть.
Ты очень удачливая тварь, Андрогин.

@темы: фанфики